January 30th, 2008

Ходорковский объявил голодовку в защиту заключенного Василия Алексаняна

сообщает andy_hro_org

Михаил Ходорковский: "Я поставлен перед невозможным моральным выбором:
признаться в несуществующих преступлениях, спасти тем самым жизнь
человека, но сломать судьбы невиновных, записанных мне в "соучастники";
дожидаться становления независимого суда, но стать причиной возможной
гибели своего адвоката..."

http://www.hro1.org/node/1017

«Французская библиотека» Ольги Мартыновой

Башня Гельдерлина

I

Затворили мне темницу,
дали мне остаток дня
и помутневшую страницу.

Не нора, потому что вверху, но все же — дыра,
Дупло. Дребезжат на ветру флюгера.

Светло. Золотым снурком-закладкой
пасынок света по стенке скользит,
немощный лучик с пугливой повадкой коня.

Здесь комната на плоть надета,
которой нет.
Плоть, надетая на душу, что себя не любит больше,
исчезала, тридцать лет, и еще три года, и еще три года, точила свет.

Деревья из быстротленных, но дышащих стенок
смотрят в нетленый, но бездыханный покой,
девять шагов по прямой
и пятнадцать — дугой.
Получается лук, в котором стрела-гельдерлин недвижим,
дребезжат на ветру флюгера.

II

Даже мыши, и те не сгрызли бумаг,
непонятных их носам, недоступных их наитью,
даже вредных их усам.

Даже новые стены впитали отсутственный запах.
Но, ведя мизинцем по раме, натыкаюсь на судорогу — высохшей птичьей лапки, что царапала в ужасе сонное небо тридцать лет и еще три года, и еще три года — призрачных пальцев. Дребезжат на верху флюгера.
о, Диотима!
о, мышь.

Это двухчастное стихотворение — из последнего раздела книги, названного «Стихи из романа о попугаях». Книга вышла в 2007 году в издательстве НЛО (серия «Поэты русской диаспоры») с моим предисловием, которое
Collapse )
  • Current Music
    Шуберт (как это у меня чаще всего)
  • Tags