May 17th, 2008

Еще о Катыни и «Катыни» Анджея Вайды

Сообщает Алексей Памятных dassie2001:

Записка Берии и «особый порядок» рассмотрения дел.
Документ из Центрального архива ФСБ, который фактически разъясняет использование в лексиконе НКВД формулировки
«особый порядок», что имеет отношение к записке Берии Сталину (март 1940) с предложением расстрелять польских военнопленных и узников тюрем:

http://ru_katyn.livejournal.com/tag/link-osobyj-poryadok

А это сообщает fanny_kaplan:

Фильм «Катынь» запланирован к демонстрации в г. Алматы (Казахстан) на «Неделе европейского кино», проходящей в рамках празднования «Дней Европы в Казахстане». Если я правильно запомнила, дата показа - 26 мая.

ЧУЖИЕ СТИХИ (1)


Сегодня, прежде чем заняться чем бы то ни было (работой, чтением уведомлений, чтением ленты), вывешиваю — одно за другим, в алфавитном порядке авторов, давно обещанные чужие стихи, собранные по ленте. И по алфавиту, и по особому случаю начинаю со старого-старого стихотворения Иосифа Бродского. Его я нашла не прямо в ленте: у vitum было приведено несколько строчек из ранних стихов Бродского, и автор дневника писал, что в интернете он этого стихотворения не нашел, и спрашивал, не найдет ли кто. Я пообещала найти и обратилась, естественно, к Валентине Полухиной — и получила полный текст с небольшим примечанием, который здесь и вывешиваю.

Иосиф Бродский

МЕЛКОТЕМЬЕ

В.Верховскому

И сегодня я сам
провожаю соседа.
У порога квартиры
попрощаемся мы...

Пусть меня не любил он.
Не давал мне взаймы.
Все хотел он иначе.
Все хотел он куда-то...

А теперь его, значит,
забирают в солдаты.
И не скоро вернется
он на лестницу нашу.

И одна остается
больная мамаша.

Ты пиши ей почаще,
про дороги и почту.
про почтовые ящики.
Соседки бормочут:

— Всё хотел он иначе...
Всё хотел он куда-то...
А теперь его, значит,
забирают в солдаты.

Значит, будет таскаться
по болотам паскудным.
Будет топать по плацу
и ворочаться будет,

вспоминая ночами
города и квартиры,
где кастрюли кричали
о принятии мира.

1958*


* Некоторые из друзей Бродского считают, что это написано в 1959 году. Включено в 1-й том самиздатского четырехтомника, собранного В.Марамзиным.

ЧУЖИЕ СТИХИ (2)


Мария Гусева

* * *

мать-земля говорила ему: полежи, остынь
я сошью тебе одеяло лоскутное из сорных трав
будет петь тебе колыбельную зверобой, полынь
ромашки-лютики от солнца жаркого укрывать
и на кой чорт тебе куда-то плыть ползти лететь?
оставайся со мной, будет тебе happy-end
всякому ясно, что встретить смерть
лучше возле меня да на склоне лет
оставайся. денет на билет все равно нет.

мать-земля обращалась к нему: куда пошел, раб?
никуда тебе не деться от моих рук
погляди, вертопрах на моих болотах — рай
ни одна стихия от этого рая тебя не спасет, друг
так что лежи не дергайся отдыхай
не заигрывай с ветром — еще простудишься вдруг

мать-земля на него орала: а ну вернись, тварь
ишь чего возжелал — покинуть земную твердь
думаешь демон морской спрячет тебя в свой ларь?
или небо поможет тебе от меня улететь?
все равно ведь вернешься сколько ни убегай
в этом мире мертвым положено только через меня смотреть

на краю света лишь воздух над морем на черепаховых каблуках
ветер поднял его над землей, но устал качать на своих руках
море прополоскало и выкинуло на других берегах


От fayzov

ЧУЖИЕ СТИХИ (3)


Александр Кабанов

* * *

Вспоминаю, чему обучали меня
в разведшколе инструкторы наши:

Пастернак — рукопашному бою, отменным
шифровальщиком — Хлебников был, Велимир,
Мандельштам налегал на окопное дело
и яды варганить учил нас,
впрочем, и Ходасевич — отравителем слыл,
но в последнее время
занимался напалмом, кассетными бомбами,
а в перерывах, пенсне протирая платком,
говорил о зарине, замане, иприте
и прочих убийственных газах.
Мы любили его.

Остальные инструкторы — были из тех,
кто вернулся живым с предыдущих заданий:
диверсанты из группы «Московское время»,
потрепанный «СМОГ», петербургские киллеры…
Помню, Бродский, молчанию нас обучал
и линейкою бил по рукам, повторяя:
«Не завидуйте тем, кто учился стрельбе у Гомера…»

И теперь, вспоминая, инструкторов славных,
парашют раскрывая над сонной и черной землею,
я вопрос обращаю к себе: почему в разведшколе
нет инструкторов-женщин?
Наверное, баб обучают диверсиям — бабы.

Вот и ветер свистит, прижимая к щербатому рту
два прокуренных пальца,
вот блестят подо мной,
но, еще не разборчивы буквы,
это русский толковый словарь в переплете из кожи
всех погибших поэтов на этой чудесной войне.

ЧУЖИЕ СТИХИ (4)



Бахыт Кенжеев

* * *

«Царствуй, кто тебе мешает?»
«Говорят, на склоне дней
тело жалкое ветшает,
жизнь становится трудней,
лысым волком в чаще бродит,
воет, щурится на свет,
а потом и вовсе сходит
на космическое нет».

«Помнишь, песню пел такую —
про кошмар небытия —
бард, нелестно критикуя
человеческое “я”?
Жизнь — вздохнул он — миг единый,
так, минута или две,
и сравнил ее со льдиной,
проплывавшей по Неве».

«Я не пробовал — не знаю.
Мопассан, конечно, Ги,
но моя судьба иная,
и другие пироги».
«Хорошо припасть на лоно
музы». «Пепел ли, зола —
мне вообще идея склона
совершенно не мила».

ЧУЖИЕ СТИХИ (5)


Прот. Валерій Копійка

* * *

Клинопис гілок. Рання весна.
В небі розбився глечик вина.
Гірко-мигдалевий вечір за склом
вікон торкається світлим чолом.
Бита дорога. Чорна рілля.
Вітряно буде. Мідний шеляг
місяця котиться в хмарну жорству.
Ти внесла котики і кропиву.
Ніжність, що жалить — дотик весни,
Опік, що гоїться рястом рясним.
Серце босоніж. Тремтлива хода.
Пахне сирітством у голих садах.
Тиша як зойк, що пришпорює пульс.
Стрілки жбурляють з своїх катапульт
грубе каміння. Паморозь в снах.
Ні, не вгамує мене ця весна.
Вітряна ніч. Неба чорна рілля.
Щось по-шумерськи шепоче гілля.
Третя сторожа. Серце тремтить.
Вдосвітку півень кричить.

Collapse )

От iglusha

ЧУЖИЕ СТИХИ (6)

О. Сергий Круглов

АРТУР ГОРДОН ПИМ, СЛЕПОЙ И СТАРЫЙ,
ПЕРЕД СМЕРТЬЮ ГОВОРИТ ВНУКУ


Старый наш дом в Нантакете! Вот и здесь выпал снег.
Белые ангелы превратили кровь в ледяное вино.
Видишь? Я вижу: белое море, брег
Бел, как ад. Саван и пелена.
Все путешественники ныне достигли белого дна
И собой заполняют дно.

Саван, — но, внучек, молись! всё же не тонет, плывёт
По белым водам на полюс Лазарь, чтобы восстать.
Но, вижу я, белое молоко вскипает; и всегда белизны достаёт,
Чтобы вывести белую букву, на молоке написать

Текст в три строки, со свойствами стиля
Чёрного кофе, жирной земляной борозды; и вот мы в морях сеем зёрна;
И Господь Слепых Странников предполагает наличие чёрной
Вороны, хотя бы одной, раз уж белые стаи небо заполонили,
И позволяет бежать тому, кто по водам бежит проворно

На юг. Милый, дай руку! не плачь — это совсем не недуг,
И я умираю, но не от старости и слепоты,
И не от смерти. Молись, мой милый! Будем стремительны и просты,
Черны, значимы на снегу, в волнах, в белом свете судной звезды! —
Дай руку, — Господи, не оставь! — на юг!

24.10.1994

ЧУЖИЕ СТИХИ (7)


Александр Макаров-Кротков

Из книги «ДАЛЕЕ — ВЕЗДЕ»


* * *

будильник будильник
сколько
мне еще жить?

1991

* * *

пришел сюда
пришел в себя

1988

НАТЮРМОРТ

ушел троллейбус
высохли чернила
песенка спета

1988


Вывешиваю просто кое-что из последних вывешенных автором. Советую пойти по его журналу mackrotk. У него, кроме своих стихов, еще много (может, даже больше) стихов Геннадия Айги.

ЧУЖИЕ СТИХИ (8)


Денис Новиков

РОССИЯ


Ты белые руки сложила крестом,
лицо до бровей под зеленым хрустом,
ни плата тебе, ни косынки —
бейсбольная кепка в посылке.
Износится кепка — пришлют паранджу,
за так, по-соседски. И что я скажу,
как сын, устыдившийся срама:
«Ну вот и приехали, мама».

Мы ехали шагом, мы мчались в боях,
мы ровно полмира держали в зубах,
мы, выше чернил и бумаги,
писали свое на рейхстаге.
Свое — это грех, нищета, кабала.
Но чем ты была и зачем ты была,
яснее, часть мира шестая,
вот эти скрижали листая.

Последний рассудок первач помрачал.
Ругали, таскали тебя по врачам,
но ты выгрызала торпеду
и снова пила за Победу.
Дозволь же и мне опрокинуть до дна,
теперь не шестая, а просто одна.
А значит, без громкого тоста,
без иста, без веста, без оста.

Присядем на камень, пугая ворон.
Ворон за ворон не считая, урон
державным своим эпатажем
ужо нанесем — и завяжем.

Подумаем лучше о наших делах:
налево — Маммона, направо — Аллах.
Нас кличут почившими в бозе,
и девки хохочут в обозе.
Поедешь налево — умрешь от огня.
Поедешь направо — утопишь коня.
Туман расстилается прямо.
Поехали по небу, мама.

1992

От kruglov_s_g

ЧУЖИЕ СТИХИ (9)


Женя Риц

* * *

Храни нас, некрасивых и немолодых,
В твоих ладонях узловатых
И некрасивых, и немолодых.
Куда мы денемся на запятых
Из виноватых?

На небе — точки, точки и тире,
В воздушном тире,
В праздничном припадке.
Всё плотное, как водится, тебе,
А нам — осадки.

Оса и шмель, и прочая трава —
Что там ещё томится в арсенале?
Храни нас, как предметы и слова,
Под именами.

От leaf_of_grass

ЧУЖИЕ СТИХИ (10)


Мария Степанова

ПЕСНЯ


В месте злачне-покойне
На пустой колокольне
Под девятое мая
Хорошо-высоко.
Видно дачные сотки,
Сталинские высотки,
Видно всякие виды,
А себя не видать.

Скажет баба солдату:
Кем мы были когда-то,
Под девятое мая
Я сама не пойму.
Дырки, словно на терке,
На твоей гимнастерке,
У моей телогрейки
Руки обожжены.

Как летят самолеты,
Как идут пароходы,
Мы встречаем у трапа
Каждый новый этап,
И у каждого трапа
Нас встречает Утрата
И утроба Утраты —
Как родительский шкап.

...Он ей не отвечает,
Он в ответ промолчает,
Рукавами качает
Он, ключами звеня,
И ложится без боли
На убитое поле
Тень победы, отставшей
От Георгия дня.

От fayzov и grdash

ЧУЖИЕ СТИХИ (11)


Людмила Херсонская

ГОРЬКО!


Это серия свадебных снимков. Не отворачивайся. Смотри.
Люди снаружи уродливее, чем изнутри.
Даже счастливые люди, отметившие начало весны,
преломляются в страшном зрачке хихикающего сатаны.

Особенно, если их разглядывать в объектив,
когда каждый из них думает, сегодня я умыт и красив,
жаль, что никто не видит все видят не двигай штатив.

Женщины в белых платьях, испытывающие судьбу,
стоят в неразношенных туфлях как в вертикальном гробу.
Мужчины в галстуках, завязанных жирным узлом,
под воротничками пот, за ушами пот, за блондинкою, за углом.

Этот похож на вампира, она старше на много лет.
У него круглый беззубый череп, она чиста, как скелет.
Он вытянул счастливый билет — за душой ничего нет.

А вот и другая пара, навыкат, глаза из орбит,
Он выглядит слишком старым, сутулость его скорбит,
у нее потекла синяя тушь и, кажется, глаз подбит.

Пол беды, пуд соли, два сапога,
кого приобрели, непонятно — друга или врага.
Каждому брачующемуся — по куску свадебного пирога.

Кто разинул роток на мой кусок?
Кто тайком откусил от моего куска?
Кто съел весь пирог, вышел за порог
и заплакал — такая тоска?

ЧУЖИЕ СТИХИ (12)


Борис Херсонский

РАДОНИЦА (2007)

Толпа расходится с кладбища где-то к пяти,
оставляя тех, кто проделал половину пути
среди бумажных цветов внизу, взаперти.

Рядом с лиловой крашенкой тоненькая свеча
дотянется язычком до солнечного луча.
птицы склюют остатки пасхального кулича.

Нищие собирают еду с могил в короба.
Златоуст писал, что на Пасху опустели гроба.
Нет никого в земле. Встретиться не судьба.

Collapse )

ЧУЖИЕ СТИХИ (13)


Олег Юрьев

СТИХИ С ЮГА — IV

волна наклонённых растений
в наклонное море ушла
и что же светлей и растленней
чем узкие эти тела?

и что же темнее и тленней
и ниже — длинней и темней
чем отблески — нá море — тéней
и блески — на небе — теней?

Collapse )

И еще настоятельно рекомендую статью Олега Юрьева о стихах Геннадия Гора:
http://oleg-jurjew.livejournal.com/192884.html

ЧУЖИЕ СТИХИ (14)

И в заключение — вне алфавита — немного смешного.

ЖЖ-ХОККУ

Илья П. и Татьяна Мнёва обмениваются трехстишиями

НЕ ДОГОНЮ, ТАК СОГРЕЮСЬ


tatjaana

Обогреватель
греет в полную силу.
Листья желтеют.

partr

Бьет по карману
этот холодный циклон.
Я греюсь водкой.

tatjaana

Нежные дамы,
греемся мы коньяком.
Это дороже.

partr

Дуб с виноградом —
женский удел, а мужской —
колос пшеницы.

tatjaana

Фрейд бы одобрил
эту символику, Маркс
бы не одобрил.

partr

Мухиной Веры
вижу «Рабочего и ...».
Держат стаканы.
Collapse )

От partr

А вот еще:

ХОККУ И СИСТЕМНЫЕ ОШИБКИ

Кто-то в Японии переделал бесполезные сообщения об ошибках в Windows на японские хокку.

Затем их перевели на английский и теперь на русский язык.

Your file was so big.
It might be very useful.
But now it is gone.

Файл был велик.
Наверно — был очень полезен.
Но теперь он ушел.
Collapse )

От kelavrik

Добавка к ЧУЖИМ СТИХАМ (вынимаю из комментов)


От alert_dog через edv_y

После победы ветеранов-инвалидов из Ленинграда и других городов собрали и увезли на Валаам, с глаз долой, чтобы ничего не напоминало о чудовищных потерях в войне. Там, в страшных условиях они и заканчивали свою жизнь...


Аля Деконская

* * *

Над волнами гудок печальный,
Чайки сорванные — в разлет,
Вверх по Ладоге от причала
Поднимается пароход.

А на палубе грязной — тесно,
Стон и вой сквозь густой туман —
Отправляют служивших честно
Ветеранов на Валаам.

Кто без рук, кто без ног — культяшки,
В танке сожженные глаза.
К гимнастерочкам и рубашкам
Прилепилась беды звезда.

А на ленточках черно-желтых -
Боль, да горе, да злая смерть.
Не поможет святой Георгий
Им на родине умереть.

Жизнь твоя на земле — копейка,
Что и нищему не нужна.
Под гармошечку, в телогрейках
Пропивает войну страна.

Чтоб забыть о кровавой бойне,
О пропавших в глухих лесах,
Чтоб не думать в гульбе запойной
Про замученных в лагерях.

Завяжи же глаза потуже
Черно-желтой своей войной,
Чтоб не видеть, как ворон кружит
Над убитой твоей страной.

08.05.08

Еще одна добавка к ЧУЖИМ СТИХАМ (ответ на вопрос о Бродском)


Получила от Валентины Полухиной ответ на вопрос beesay о Бродском.

Вопрос:
А Вы не могли бы прояснить ситуацию относительно стихотворения «На независимость Украины»? Есть ли доказательства того, что оно написано Бродским, и где найти точный текст? У меня есть несколько вариантов с большим количеством ошибок и разночтений.

Ответ:
Стихотворение «На независимость Украины» Иосиф впервые прочитал 28 февраля 1994 г. в Нью-Йорке в Куинс-колледже, где его записали на магнитофон и расшифровали потом с ошибками. В таком виде оно и пошло гулять в самиздате и было опубликовано в Киеве в газете «Столица» (1996, номер 13). Об этом можно прочитать у Лосева «Иосиф Бродский», стр.263-266.
Прилагаю в прицепе точный текст, полученный от самого Иосифа.


Вот этот текст.


Иосиф Бродский

НА НЕЗАВИСИМОСТЬ УКРАИНЫ

Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,
слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,
время покажет — кузькину мать, руины,
кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,
— жовто-блакитный реет над Конотопом,
скроенный из холста: знать, припасла Канада -
даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!
Не нам, кацапам, их обвинять в измене.
Сами под образами семьдесят лет в Рязани
с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:
скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.
Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,
по адресу на три буквы на все четыре

стороны. Пусть теперь в мазанке хором Гансы
с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.
Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,
а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.
Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,
брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый
отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба
нам — подавись мы жмыхом и потолком — не треба.
Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.
Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!
Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.
Полно качать права, шить нам одно, другое.
Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.
Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.
Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,
Нет на нее указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
будете вы хрипеть, царапая край матраса,
строчки из Александра, а не брехню Тараса.