Tags: мемуары

СМЕЕШЬ ВЫЙТИ...



Оригинал взят у e1971e в Три женщины и пятеро мужчин на Красной площади


НГ:

Видимо, эти воспоминания Ларисы были наговорены, а запись ею не прочитана и не поправлена. Иначе — разве что ошибками памяти — не могу объяснить допущенные неточности.

О месте и времени демонстрации не Лариса узнала от меня, а я от нее. Было это 23 августа, у Людмилы Ильиничны Гинзбург (матери сидевшего тогда Алика), куда я пришла с Оськой с допроса «по делу Белогородской».

Вадим Делоне узнал о демонстрации не от Якира, а от Гали Габай (но этого Лариса могла просто не знать). Как Галя потом объясняла: не выдержала, не могла ему не сказать, хоть все мы считали, что Вадику говорить не надо, так как над ним уже висел условный срок. И слава Богу, что сказала: Вадим и на площади, и на суде получил свой звездный час.

Сомневаюсь также, что я в мае 1968 г. “во время одной из встреч у Петра Якира (...) первой произнесла это слово — «демонстрация»” (хотя и приятно было бы так думать). В мае — совсем на сносях — я вряд ли бывала у Якира. Когда изредка удавалось оторваться от дома, ехала на Спиридоновку, в пустую квартиру Павла Литвинова (он жил у своей второй жены Майи Русаковской, матери нынешнего политзэка, экологиста Димы), и печатала вторую закладку Хроники текущих событий. Вечером 14 мая, недопечатав, поехала рожать и во второй половине мая вообще никуда не ездила.

Говоря о тех, кто побывал у нее в ночь перед демонстрацией, Лариса забыла про меня (а я приехала с Павлом и Майей). Диссидент, которого Лариса не хочет называть, — это, по всей видимости, Валерий Чалидзе, только он пришел уже глубокой ночью, сразу после нас или, может быть (точно не помню), прямо перед нами. И изо всех сил уговаривал отказаться от демонстрации.

Небольшая путаница и с плакатами. Сделанный мною (один из двух) плакат «Да здравствует свободная и независимая Чехословакия» (по-чешски) держали Бабицкий и Файнберг, а у Ларисы был свой: «Руки прочь от ЧССР». Почему-то она про него забыла и говорит, что не делала плаката. (См. ее показания на суде, где она прямо говорит,что принесла с собой и развернула плакат.)

Ну и понятно, что родившийся 14 мая Оська был на площади не «трехнедельным».

Зато всё, что она пишет про разгон, задержания, про общую атмосферу эйфории и особенно про участие женщин-матерей в подобных акциях, у многих вызывающее сомнения, — замечательно.

Завтрак в МЕМОРИАЛЕ (в фотографиях Сергея Ясинского)

https://plus.google.com/u/0/photos/113741150101546110097/albums/5924426556946812641

Могу сообщить, что благотворительный завтрак со мною дал рекордную цифру сбора: около 52 тыс. рублей, т.е. больше тысячи евро.

СМЕЕШЬ ВЫЙТИ...



Издательство Ad Mаrginem выпустило книгу ВАДИМА ДЕЛОНЕ "Портреты в колючей раме" (первое издание: Лондон, 1984).
Издательство почему-то называет ее беллетризованным тюремным дневником. Во-первых, это не дневник, а воспоминания, во-вторых, там гораздо больше о лагере.

Н.В.БРАГИНСКАЯ об ОЛЬГЕ ФРЕЙДЕНБЕРГ

Надо сказать, что, читая книгу Дружинина (а я ее всю одолела), я каждый раз поражалась, наталкиваясь на цитаты из неопубликованных (или опубликованных отрывочно) воспоминаний Ольги Фрейденберг. Смелость — я бы даже сказала пронзительность — ее суждений дает увидеть картину тех лет с необыкновенной правдивостью и много прибавляет ей полноты. Н.В.Брагинская пишет: «Текст мемуаров подготовлен, выложен на сайте «Архив Фрейденберг» под паролем и может быть открыт в один день». Надеюсь до этого одного дня дожить. НГ

Оригинал взят у philologist в Реплика Н.В. Брагинской по поводу интеллектуального наследия О.М. Фрейденберг
Реплика Н.В. Брагинской по поводу интеллектуального наследия О.М. Фрейденберг и книги П.А. Дружинина «Идеология и филология»

2

Текст мемуаров подготовлен, выложен на сайте «Архив Фрейденберг» под паролем и может быть открыт в один день. Я рассчитываю публиковать его по частям и продолжать пополнять комментарий онлайн, но такая возможность — открыть его разом — тоже у меня есть. Понятно, что он не мог быть опубликован при советском режиме, но и последние два десятилетия не только тщательная выверка огромного текста, набор, комментарий меня задерживали, но и мысль о том, сколько фанаберии и конформизма, высокомерной узости и страха самостояния выступит наружу, едва этот филологический роман увидит свет. Мне даже не очень хотелось до этого дожить. Но теперь время пришло.

Обратите внимание — важнейшее отличие этих Записок от других мемуаров таково: они осуждены превентивно. Публика удивительно напоминает мне того экскаваторщика, который не читал романа брата Фрейденберг, но все о нем знал и «сказал».

Да, печатались небольшие фрагменты, сперва за границей, потом и в России, для связок в переписке с Пастернаком или на какую-то тему: блокада, Петроградский университет в 1920-е и др. Но объем Записок — две с половиной тысячи машинописных страниц.

Любой филолог знает, что судить о таком тексте по фрагментам, по цитатам не совсем корректно. Подборки цитат всегда субъективны, если неизвестно целое, то можно из подобного объема выкроить несколько шуб и шапок несхожего фасона и цвета.

Читать полностью: http://gefter.ru/archive/9736


свеча

Памяти о. ПАВЛА АДЕЛЬГЕЙМА

Оригинал взят у n_nastusha в Верный служитель Христов.
Оригинал взят у nedzelska в Верный служитель Христов.
отец павел портрет2
Впервые узнала об отце Павле, как о человеке, который стал опекуном сирот, больных олигофренов, детей с задержкой развития и начал строить приют для них в Писковичах под Псковом.
Потом прочла книгу «Догмат о церкви» и думала, когда приеду, увижу настоящего бойца, сильного, рослого, который не боится писать и говорить правду и может постоять за себя.  Приехали в храм, увидела скорее аристократа, интеллигента, нежели бойца, с достоинством бескомпромиссно несущего свое служение, который может постоять за церковь. Это истинный блюститель церкви, не назначенный, а таковым являющийся по дару Духа. Цари народов господствуют, имеющие власть называются благодетелями, «но больший между вами да будет как младший, и начальствующий как служащий» - это о нем. Перед литургией исповедь, простое, глубокое и очищающее наставление. Литургия. Неспешная, внятная, единая соборная молитва, удивительное со-служение предстоятеля и народа. Открытое слово проповеди, обращенное к сердцу каждого. Познакомились после литургии. Встречал каждого и благословлял, давал церковное целование. Редкая светлая улыбка, в глазах тихая радость, излучающая внутренний свет Христовой любви и милосердия. Удивительно кроткий и смиренный человек с огромной внутренней силой духа.

о Павел2

Познакомились и с сиротами, которые воспитывались вместе с собственными детьми и внуками отца Павла, он с трудом находил средства для строительства приюта, выросших устраивал в жизни, преодолевал трудности, как с самими детьми, так и с разными инстанциями. Дом для приюта был тогда не достроен, махонькое свечное производство запретили – это было работой для больных сирот, храм около приюта отобрали, перевели в центр города, в храм Жен Мироносиц на кладбище. Как от власть имущих, так и от церковной власти  ему  приходилось нести бремя гонений.
Отец Павел жил перед Богом и делал все ради Бога. За 2 месяца вместе с прихожанами построил храм в г. Кагане в 1968г, за что его и посадили. Пострадавший плотью прожил «остающееся во плоти время уже не по человеческим похотям, но по воле Божией». На территории психбольницы построил храм в 90-х. В храме Жен Мироносиц из воскресной школы сделал общеобразовательную православную школу регентов, которая среди других школ Пскова была, кажется,  среди лучших. Он любил поэзию, знал множество стихов и писал немного сам, ценил подлинность. В его проповеди евангельская весть сочетается с пробивающимся через поэзию пророческим словом. Он проводил беседы перед крещением, а так же беседы с теми, кто уже воцерковлен, жил одной жизнью с приходом, как в большой семье-общине. Его приход был настоящим духовным центром. А дом всегда открыт, так же как его сердце открыто для всех страждущих и обремененных, только начинающих свой духовный путь и тех, кто ищет наставления в церковной жизни. Он был научен кротости и смирению Христову, а потому многие находили покой своим душам.
с отцом Павлом1

Мы встречались с отцом Павлом несколько раз. Он никогда не опускал рук, был всегда в мирном духе, никакому злу не потакал ни на минуту, никогда не молчал, он был рупором, совестью, голосом церкви, даже когда она была «церковью молчания», он был и остается исповедником веры. В 2010 году вышла в свет книга «Своими глазами»,

2013-08-09 19.49.06

написанная за 35 лет до выхода, об истории подавления духовной свободы советского народа в церковной, общественной и частной жизни, где отец Павел «высказал все, что зрело много лет». Она завершается словами «я высказался не от имени Истины, а от собственного имени. По заповеди Христовой отдаю эту книгу на суд Церкви. За ней решающее слово». Так и жизнь этого подвижника предстала сейчас перед нами, как жизнь по заповеди Христовой «ищите прежде Царствия Небесного и правды его», говорят, что смерть одного мученика рождает сразу несколько уверовавших, забьется ли пульс его исповедничества в наших  сердцах, за нами решающее слово.
с отцом Павлом12

Святой человек не нуждается в канонизации, благодарность Богу, что мы жили в одно время с ним, низкий поклон отцу Павлу за его жизнь среди нас.


Самиздат: Кьеркегор





Число людей, знающих датский язык, в России всегда было невелико. Но так уж случилось, что Ирина Петровна Куприянова-Савицкая по профессии была переводчиком с датского, преподавала датский язык в Ленинградском университете. Узнав о моём интересе к Кьеркегору, она дала мне телефон и адрес старушки Ганзен – дочери известных переводчиков скандинавской литературы, Петра и Анны Ганзен, в чьих переводах русский читатель знакомился с произведениями Ибсена, Гамсуна, Стриндберга. Оказалось, что к 1917 году они перевели несколько книг Кьеркегора, но опубликовать их не удалось из-за начавшейся революции. Сам Пётр Гофридович уехал обратно в Данию, Анна Васильевна Ганзен осталась в России и погибла в блокаду, но их дочь каким-то чудом сохранила рукописи переводов. Поверив рекомендации Ирины Петровны, она одолжила их мне для перепечатки. Так Сёрен Кьеркегор начал своё существование в российском Самиздате.


Отсюда:
https://www.facebook.com/groups/312182498867001/permalink/494088157343100/

Там же (у Ефимова) рассказ о Юрии Ветохине, совершившем два побега из СССР, один неудачный — и за него отсидевшем, второй — успешный.
свеча

КРАСНЫЙ ТЕРРОР: Юг России

Оригинал взят у d_v_sokolov в Скоро!
В московском издательстве "Айрис-пресс" в ближайшее время увидит свет новый сборник свидетельств о большевицком терроре 1918-1922 гг. Предыдущие сборники серии охватывали Петроград, Москву, страну в целом. Настоящий же сборник носит название "Красный террор на Юге России".


Как указано в аннотации, в сборник включены воспоминания лиц, переживших ужасы революционного террора 1918--1922 гг. на территориях южных губерний бывшей Российской империи - в Крыму, на Украине, Северном Кавказе, в Донской и Кубанской областях и в Закавказье. Большинство этих районов были основной ареной гражданской войны, и поэтому расправы над мирными жителями и пленными носили здесь особенно жестокий характер. Люди разных сословий и профессий, побывавшие в застенках ЧК и чудом оставшиеся в живых, нашли в себе силы написать о пережитом. Большая часть представленных в сборнике воспоминаний публиковалась в эмигрантских изданиях 1920-х -- 1960-х годов; некоторые редчайшие материалы были изданы на территориях, временно занятых белыми войсками. Абсолютное большинство свидетельств публикуется в России впервые.
http://www.airis.ru/dpage.php?pgname=catalog.php&qt=good&ID=24561

Жду с нетерпением выхода этого сборника, т.к. принял в его подготовке пусть некоторое, но все же участие...